«Хочу помочь!»: советы специалиста по борьбе с лудоманией. Часть 1

8627 0
Игровая зависимость
«Хочу помочь!»: советы специалиста по борьбе с лудоманией. Часть 1
Руслан Хасанов был зависим от ставок и стал клиническим психологом

Кто поймёт лудомана лучше, чем человек, прошедший то же горнило зависимости и успешно его преодолевший? Пожалуй, только экс-лудоман, переквалифицировавшийся в клинического психолога!

Руслан Хасанов из Уфы — тот самый редкий случай. Около 5 лет мучил себя и близких бесконтрольными ставками. Проиграл машину, квартиру, нажил кучу кредитов и долгов, потерял семью. После успешного лечения решил помогать другим. Вот уже около года он учится на клинического психолога, готовится к защите диссертации и работает с теми, для кого ставка стала больше, чем жизнь. Пообщаться с Русланом нам удалось в рамках специального проекта с юридической фирмой «Парлан», специализирующейся на защите прав в сфере развлечений и азартных игр.

Первые шаги

— Руслан, лудоман, самостоятельно осознавший, что он в беде, — большая редкость. Чаще бить в колокола начинают близкие заигравшегося. С чего им следует начать, чтобы помочь родному человеку?

— Первостепенно обратиться к специалисту — психологу, который работает с созависимостями. Он сможет профессионально донести и объяснить, что водить больного за ручку по врачам бессмысленно и даже вредно. Заставить лечиться невозможно. У лудоманов очень долго нет осознания, что они больны. Понимание может быть, осознание — нет. Первым делом, человеку нужно открыть глаза на то, что он болен. Для этого нужен специалист.

— Пока близкие заняты поиском подходящего специалиста, что можно сделать в «домашних условиях»?

— Попытаться отгородить от интернета. Это первая самая легкая ступень. Обязателен контроль. Зависимым это не нравится, конечно. Но мы же хотим помочь? Ни в коем случае нельзя это делать деньгами — закрывать долги лудомана запрещено категорически. Это самая большая ошибка! Добрые мамы, бабушки, жены, расплачиваясь по счетам лудомана, снимают с него ответственность. Это не просто медвежья услуга, это усугубление и продление болезни!

Вторая ступень — сменить телефон лудомана на кнопочный. Это всем по силам.

И третий момент — обязательна поддержка. Чем больше мы зависимых журим, тем больше они сопротивляются контрольным действиям, направленным в их адрес. Они сами себя не контролируют, и не любят, когда контролируют их.

— А как поддерживать?

— «Ты справишься». Не мы! Нельзя говорить: «Твои долги — и мои тоже. Твоя болезнь — и моя тоже». Ни в коем случае! «Ты справишься, я в тебя верю, я знаю, что у тебя все получится» — вот что стоит зазубрить и произносить почаще.

Дело в том, что у зависимых людей очень низкая самооценка. Им свойственно самобичевание, они себя постоянно ругают. Похвала могла бы развеять тучи над их головами. Но они думают: «Как можно хвалить человека, который принес столько вреда близким». Они мучают сами себя. Вот здесь участие близких будет незаменимо: если человек не хвалит себя сам, его надо похвалить другому.

Лично я в своей работе с зависимыми не скуплюсь на похвалу. Сделал задание — молодец, ты справился, продолжай в том же духе!

Без страха и упрёка

— Сколько времени обычно проходит до первых позитивных результатов в борьбе с лудоманией?

— Это зависит от самого больного. Да, именно больного, я не оговорился. Стесняться тут нечего. По международной классификации МКБ-10 F.63, зависимость от азартных игр — это болезнь. Не надо избегать слов «заболел, больной, зависимость». Чем быстрее человек поймёт, что серьёзно болен, тем быстрее наступит ремиссия.

Я, как и многие специалисты во всем мире, считаю, что эта болезнь неизлечима. Любая зависимость — наркотическая, алкогольная, игровая — не исчезает полностью. Но ее можно на определенной стадии остановить, изменить психику и начать жить иначе — гармонично и без срывов.

— Живут же как-то люди с сахарным диабетом…

— У них есть чувство смерти. У наркоманов тоже есть такой страх. У игроманов — нет. Они физически вроде как здоровы. Да, там стрессы, но никакого химического воздействия нет. Страх смерти отсутствует напрочь. И в этом смысле работать с лудоманом психологически сложнее, чем, например, с наркоманом. У зависимых от ставок встречаются разве что суицидальные наклонности, спровоцированные большими долгами. Но в большинстве случаев лудоманы хотят рассчитаться с долгами и жить нормально. Получается такой парадокс — хочется выиграть, чтобы рассчитаться, а выиграть не получается.

По моим наблюдениям, если стабильно заниматься со специалистом 2-3 раза в неделю и делать все, что он говорит, первые результаты будут уже через пару недель.

— Удалённо, через Интернет, тоже можно?

— Конечно! У нас сейчас такие мессенджеры, что связываться можно, как угодно. Личное присутствие не обязательно. Задание даются и выполняются удаленно. У нас даже вузы перешли на дистанционный формат. Диплом можно получить, ни разу не побывав в университете. Так что с лечением тоже никаких проблем нет. Есть желание, оно достаточной силы, задания выполняются — будет и результат.

— А о каких заданиях идёт речь? Их можно «списать у соседа»?..

…Продолжение в следующей части интервью.


Хотите предложить свою новость - вам сюда.

Читайте также


Обсуждение ( 0 комментариев )
Навигация по страницам

😀 😍 😛 😷 😡 👿 😖 💩 💋 🤮 🤑 🤫