Пошел добровольно: Брянский контрактник о войне в Чечне

7194 7
Происшествия
Пошел добровольно: Брянский контрактник о войне в Чечне
«Городской» продолжает серию статей к 25-летию боев за Грозный

Чуть больше 25 лет назад, 11 декабря 1994 года, началась Первая Чеченская война. Сайт телеканала «Городской» продолжает посвященный ей цикл материалов. Война никогда не носила это название официально.  «Меры по поддержанию конституционного порядка» - так описывалось в документах происходящее на Северном Кавказе. Тысячи молодых парней отправились в зону боевых действий, чтобы умереть или стать героями, сражаясь по призыву своей Родины.

Настоящей легендой войны стала 166-й отдельная мотострелковая бригада. Дудаевцы по праву дали ей название «бешеной». Нам удалось пообщаться с жителем Брянска, воевавшем в ее составе - Игорем Пащенко.

Игорь стал участником Первой чеченской войны по собственной воле. В 1995 году ему исполнилось 29 лет. Пройдя к этому времени службу в армии и оставшись сиротой, он добровольно решил отправиться на Северный Кавказ и исполнить свой воинский долг.

- Вместе со мной из Брянска отправлялось 14 человек. После прохождения комиссии нас доставили в Москву, затем перевалочный пункт был в Нижнем Новгороде. А затем перебросили в Северную Осетию, в Моздок. Там уже нас расформировали на батальоны, в зависимости от навыков и опыта службы.

С чего для вас началась война?

-Нас с самого начала бросали на выезды. Мы наводили порядок в местах нападения боевиков. Стрельба и взрывы очень быстро стали для нас нормой. Мы общались со старейшинами, разбирались с группировками, а затем нас перебрасывали на новое проблемное место.

Первый серьезный бой для меня произошел под Новогрозненском. Это на границе с Дагестаном. Боевики минировали дороги, очень много ребят подорвалось. Мы шли по полю, техника завязала, ее приходилось вытягивать, рискуя подорваться. Мы думали, что просто сопровождаем колонну, но командование оставило наш батальон там на месяц. Все это время нам приходилось отбиваться.

О боевых действиях Игорь Пащенко рассказывает долго и подробно. Спустя 25 лет он не задумываясь вспоминает детали штурмов и сражений с вдохновением человека, говорящего о деле своей жизни. Лишь отвечая на вопрос о погибших товарищах, он начинает понижать голос, а в глазах можно заметить не вяжущуюся с образом прошедшего две войны мужчины влагу.

- Гибли часто. При обстрелах, во время боев. Молодые ребята, некоторым только исполнилось 18.  Хуже всего приходилось тем, кто попадался в руки боевиков-наемников. Особенно они ненавидели контрактников. Если нам потом удавалось получить тела, на них страшно было смотреть. Сдирали кожу, отрезали части тела. Делалось все возможное для устрашения остальных.

А что касается мирных жителей Чечни, как с ними складывались отношения?

- Доверять нельзя было никому. Днем эти мирные жители могли улыбаться, пожимать тебе руку, обнимать. А ночью - напасть, обстрелять со спины. Далеко не все в Чечне поддерживали войну, но разобраться было сложно. Старейшины часто прятали наемников. Некоторые просто боялись боевиков и не по своей воле укрывали их в своих домах.

Что можете сказать о командовании в этой войне?

- С действиями Грачева трудно согласиться. Во время распада СССР уничтожили массу вооружения и техники. Мы шли на войну неподготовленными, в 90-х даже не задумывались о проведении масштабных учений.

Вооружение боевиков значительно превосходило наше. Нам давали один автомат в руки, афганскую форму, совершенно не подходящую для чеченской грязи, горной местности. Ребята просто оставляли сапоги в этой грязи.

Командовали часто непорядочные, непрофессиональные люди. Блок-посты, колонны продавали боевикам. Мы боялись писать письма домой, потому что они тоже продавались, а через них чеченцы выходили на семьи. Каждый зарабатывал, как мог.

Что стало самым сложным для вас на этой войне?

-Выжить. Самая сложная и главная задача – выжить. Полевые условия, горы, холод, передвижение в колоннах. Выдержать все это тяжело, не говоря уже о самих военных действиях. Здесь на первое место становились человеческие отношения. Не было никакой единоличности, все делились всем. Каждую заполученную банку тушенки приносили товарищам. Срочников старались не отправлять на боевые действия, но они сами шли наравне с контрактниками. Я до сих пор горжусь людьми, с которыми мне приходилось сражаться бок о бок.

По вашему мнению, кто виноват в этой войне?

- Трудно назвать конкретных виновников. Во время распада СССР упустили какой-то момент, когда организовывались террористические группировки. Им позволили вооружиться так, как нашим войскам и не снилось. Но министр обороны Грачев должен был нести за это ответственность. Он не мог не понимать, к чему приведет эта халатность.

-Чем для вас завершилась Первая Чеченская война?

- Позором. Иначе сказать нельзя. Мы могли закончить эту войну, уничтожить боевиков. Но Лебедь (председатель совета безопасности РФ в 1996 году – прим. ред) подписал соглашение о перемирии и войска вывели.

По мнению Игоря, о том, что история с Чечней не закончилась в 1996 году было понятно сразу. За три года мирной жизни он успел жениться и даже стать отцом. Однако в 1999 году, с началом Второй чеченской войны, он снова отправился в зону боевых действий.

Военные действия закончились для Игоря Пащенко в 2000 году ранением под Грозным. Рядом с ним разорвался минометный снаряд. Осколки поразили все тело. После продолжительного лечения в госпитале он отправился домой.

За участие в Первой чеченской войне Игорю Пащенко была присвоена награда. Однако получить ее не удалось – наградные листы его бригады затерялись в недрах бюрократического аппарата.

- Обидно то, что награды получили те военнослужащие, которые сидели в тылу. А многих воевавших, погибших оставили без медалей. Разве это справедливо? – сетует ветеран.

Что вы думаете о сегодняшней Чечне?

-Сейчас Грозный совершенно другой город, как можно судить по рассказам журналистов. Туда вложили много денег, республика и ее столица совершенно преобразились.

Хотелось бы встретиться с кем-то из чеченского народа и спросить: «Как вам сейчас живется, хорошо? А зачем вы тогда поддерживали дудаевскую политику? Вам что, нужна была война?». Но ответа на эти вопросы у меня нет.

Может ли в наши времена такая история повториться?

- Сегодня ситуация совсем другая. Если бы конфликт случился сейчас, он не унес бы столько жизней и разрешился в считанные дни. Наша армия готова дать отпор. Поэтому Америка, западные страны боятся с нами связываться. Я поддерживаю эту жесткую политику. Нужно развивать вооружение.

В послевоенном мире Игорю, как и сотням других вчерашних бойцов, найти свое место оказалось сложно. Полученное ранение привело к третьей группе инвалидности. Пособие, которое он получает, составляет чуть больше 3000 рублей.

- Про нас забыли просто. Обидно, что Министерству обороны на нас сегодня плевать. А ведь если начнется какой-то конфликт, мы первые, кто пойдет защищать Родину. Об участниках Великой Отечественной войны еще помнят. Но мы ведь тоже сражались и погибали за свою страну.

Вернуться к довоенной работе сварщиком на фабрике из-за состояния здоровья Игорь не смог. Сейчас он трудится сторожем на одном из производств города. Несмотря на это о своей жизни Игорь рассказывает с гордостью. Гордостью человека, исполнившего свой долг, сделавшего то, что он считал единственно правильным.


Читайте также


Обсуждение ( 7 комментарий )
#7 Пишет Алексей | 17 ФЕВ 16:13
Отвечая на сообщение
!!!
Зато на Кадырку наградные листы не утеряли-героя дали головорезу ! А наши парни сторожами работают потому что верхушка у нас такая ...лядская!!! НИЗКИЙ ПОКЛОН МУЖИКУ. Обидно за то что в нашей стране забывают их неужели нельзя государству поучаствовать в их судьбе и предоставить хотя бы достойную работу.
Политика нашего государства по отношению к таким героям- эта политика по зарабатыванию денег. Люди нужны, что бы охранять замки новых хозяев жизни. Ресурсы уходящие за границу помогают лишь тем кто у власти. Новые управленцы считают что наймут ЧВК и они их защитят, глубокое заблуждение. Да и люди оказавшиеся не нужными в сытой стране второй или третий раз ошибки делать не станут. Таким людям поклон, а тем кто наживался на войне достойное наказание которое будет передаваться из поколения в поколение их детям и внукам.

#6 Пишет Адександр | 17 ФЕВ 15:55
Я тоже воевал а первую чеченскую и тоже много чего знаю

#5 Пишет R | 29 ДЕК 17:53
Это самый интересный рассказ. Здесь уже рассказ не собровца а бойца министерства обороны. Тут и тональность более серая. У собровцев получше и снабжение и на месяц всего приехали

#4 Пишет Помощник | 28 ДЕК 06:38
Слава и честь! Они несмотря на всё гавно новой России защищали её от окончательного развала на мелки кусочки

#3 Пишет сергей | 28 ДЕК 00:09
3000 и работа сторожем. Россия, я "люблю" тебя и конечно же готов отдать "долг" при первой возможности. И дети мои пойдут в армию служить. Ведь не в деньгах главное, правда?

#2 Пишет !!! | 27 ДЕК 18:30
Зато на Кадырку наградные листы не утеряли-героя дали головорезу ! А наши парни сторожами работают потому что верхушка у нас такая ...лядская!!! НИЗКИЙ ПОКЛОН МУЖИКУ. Обидно за то что в нашей стране забывают их неужели нельзя государству поучаствовать в их судьбе и предоставить хотя бы достойную работу.

#1 Пишет боец | 27 ДЕК 17:41
Господи..читал с мурашками по спине и моркыми глазами. Игорёк, братан, я и не знал, что с тобой было. Твой сосед Сергей Р.
Навигация по страницам